τετύφλωκεν αὐτω̃ν τοὺς ὀφθαλμοὺς καὶ ἐπώρωσεν αὐτω̃ν τὴν καρδίαν ἵνα μὴ ἴδωσιν τοι̃ς ὀφθαλμοι̃ς καὶ νοήσωσιν τη̨̃ καρδία̨ καὶ στραφω̃σιν καὶ ἰάσομαι αὐτούς Иоан.12.40

Народ сей ослепил глаза свои и окаменил сердце свое, да не видят глазами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их. Иоан.12.40.

В этом тексте при передаче цитаты пророка Исаии, допущена ошибка. Правильное чтение: «не народ ослепил себе глаза и окаменил сердца» а «Господь, видя неверие людей ослепил их глаза и ожесточил их сердца».

Вот как сегодня этот текст звучит в других переводах.

Перевод Еп. Кассиана
Он ослепил их глаза и сделал жёстким их сердце, чтобы не увидели они глазами и не поняли сердцем, и не обратились. И Я исцелю их.

Библейской Лиги ERV
«Бог ослепил их глаза и окаменил их сердца, чтобы они не могли видеть глазами и понимать сердцами, и не обратились бы ко Мне за исцелением».

Cовременный перевод WBTC
«Бог ослепил людей и наделил их каменными сердцами, чтобы они не могли видеть глазами и понимать сердцами, и не обратились бы ко Мне за исцелением».

Похоже переводчикам Синодальной Библии не укладывалась мысль что Бог способен делать подобное. Поэтому они немного подправили текст.

Кстати у пророка Исаии, слова на которые ссылается Апостол Иоанн, тоже подправлены в Синодальном переводе.

А вот какое толкование этого текста мы встречаем у  Иоанна Златоуста
«Как солнце поражает глаза больных… так бывает и с теми, кто не внимает словам Божиим. Так говорится и о фараоне, что [Господь] ожесточил его сердце (Исх. 9:12), так бывает и с теми, кто противится словам Божиим. И это особенность Писания, как и слова: предал их превратному уму (Рим. 1:28)… то есть «попустил», «позволил». Ибо здесь [евангелист] выражает не то, что Бог это совершает, но показывает, что это происходит от злобы других. Ибо когда мы оставлены Богом, тогда предаемся диаволу. <…> Итак, чтобы устрашить слушателей, говорится: ожесточил и предал. А то, что Бог не только не предает, но даже не оставляет, если мы сами того не захотим, послушай, что говорит: Не беззакония ли ваши произвели разделение между Мной, и вами?1 <…> И опять Исайя: Я приходил, и не было человека, Я звал, никто не отвечал. Он говорит это, показывая, что мы сами полагаем начало оставлению и виновны в своей погибели. Ибо Бог не только не хочет оставлять нас и наказывать, но и, когда наказывает, делает это против желания. Ибо Я не хочу, — говорит, — смерти грешника, но дабы обратился и был жив3. <…> Зная это, будем делать все, чтобы не отпасть от Бога, и будем иметь попечение о душе и любовь друг к другу.