Уважаемый архимандрит Игнат!

Низко кланяется Вам отец Серафимий, настоятель новой церкви в Чертаново. Слава Господу, дела в нашей обители идут хорошо, обживаем помаленьку с Божьей помощью. Пока более пахнет краской и известью, нежели фимиамом, но послушник Настасий сказал, что это всегда так в новых строениях, и, даст Бог, выветрится. Молимся, чтобы выветрилось. Молимся за здоровье строителей, так скоро сотворивших эти хоромы из стекла и камня – храни Бог турков, финнов и стройбат.

Как помните, первого января сего года вы упомянули в своей речи современные технологии служения Господу, повелев мне обосновать в нашем храме Интернет, электрическую почту и домашнюю страницу, как это заведено у отца Евлампия в Жулебинской Обители Пресвятой Девы. Через три дни, следуя вашему повелению, я ополовинил кружку пожертвований у входа, и поехал по адресу, что вы мне написали. Пресвятая Богородица, там хоромы не хуже наших! А прихожан толпилось и поболе. С Божьей помощью я отсчитал должное количество денег, терпя насмешки кассирш по поводу медяков и серебра. И вот на моё имя выписали Интернет! Видит Бог – я просил написать имя на старославянском, но они ответили, что сие невозможно и записали меня латинскими буквами. При этом меня походя обхамили, назвав безглазой собакою, но я стерпел это смиренно.

Вернувшись в храм, я сразу позвонил отцу Евлампию из Жулебинской Обители в мобило, и сообщил радостную весть. Отец Евлампий немедля отправил две депеши из своего Интернета в наш Интернет, но мы их никоим образом не получили, хотя ждали смиренно до пятницы. Тогда я вызвал послушника Настасия, и он сказал, что для Интернета поперед всего нужен компьютер. Пришлось полностью опустошить кружку пожертвований, и с Божьей помощью отправиться за компьютером, взяв Настасия с собою для разумения.

Уважаемый архимандрит Игнат! Компьютер стоил такую цену, что никоих денег нам не хватило, и пришлось пустить в ход с Божьей помощью мою карту Визу. Мы купили компьютер и к нему в изобилии разных деталей, что указал отрок Настасий. Вернулись в церковь, и Настасий наладил компьютер за алтарем, потому что там много евророзеток, да и телефонная имеется. На заре я вновь позвонил отцу Евлампию в мобило, и тот справил в наш Интернет новую депешу, но мы опять ничего не получили.

Послушник Настасий сказал, что надо позвонить в службу Интернет и узнать, почему не работает электрическая почта. Назначив ему послушание и далее обживать компьютер, я пошёл во двор звонить. Кстати, я уже не раз спрашивал Настасия, почему мобило в церкви работает плохо, а под чистым небом хорошо, но он тоже не разумеет. Дозвонился я не сразу, а, дозвонившись, спросил, как нам получать электрическую почту в церкви? Видит Бог – меня снова грубо обхамили, сказав что я поп, что у меня глаз нет и ещё что-то про «точку Ру», что я не понял.

Смиренно стерпев оскорбление, я подставил левую щеку к мобилу, но они уже повесили трубку.

Неприятности продолжались с того дня – с утра снова запил наш звонарь Егор, а послушник Настасий, хоть и умён в мирских делах, но колокольному делу не обучен.

Помолившись, я помчался сам в службу Интернет, да так спешно, что меня дважды останавливало ГАИ с просьбой немедля отпустить им грехи.

Приехав в службу Интернет, я отбросил смирение и пошёл сразу к начальнику. Увидев меня в рясе, начальник оказал радушный приём, всячески меня привечал, поил кофием, дал свою визитку и написал на ней для нашего Интернета много слов не русских и даже не греческих.

А услышав мои смиренные жалобы, долго уверял что его работники не хамили, ибо, дескать «поп глаз нет точка Ру» означает на их языке совсем иное. «Глаз нет» – пишется в одно слово и это, якобы, название всей ихней фирмы. «Точкой Ру» они именуют всю Русь, а поп – это протокол.

Слыханное ли дело, чтоб на попов протоколы заводить? Не стерпев, я спросил лукаво, каково тогда будет значение слов «Серафим собака», кои были мне брошены давеча? Начальник смутился на миг и начал сходу лгать что, дескать, собака – это тоже такое слово, точнее буква, и даже знак, что пишется, дескать, знак собаки после имени в адресе, а Серафим – моё имя, а значит адрес, а значит: Серафим – собака. И ещё много подобной ереси он изрекал. Я не перебивал и слушал смиренно, лишь твёрдо смотрел ему в глаза, шептал молитву и беспрестанно осенял себя и его крестным знамением. Наконец сила Господня подействовала – смутился бесстыдник под моим ясным взором, сбился и умолк. Бог ему судья. Вижу в душе его благое стремление загладить вину своих подчинённых, но к чему лгать невесть что, будто я ничего не смыслю?

Честно бы покаялся – я бы отпустил грех. Не нравится мне это место. Чую что бесовщина, но обосновать не могу.

Возвращаясь к церкви, я услыхал издали звон колокола, да такой искусный, что диву дался, и съехал в кювет, чуть не задавив человека, что лежал там. Решил я, что Господь сотворил чудо – протрезвил Егора и дал ему невиданное искусство звонаря. Но оказалось, что человек, на коего я чуть не наехал в кювете, это и есть мертвецки пьяный Егор. А звон происходил от того, что послушник Настасий за это время приладил на колокольню хитрое устройство, что имеет вид скворечника и именуется Сабвуфер. И с помощью нашего компьютера играет Сабвуфер с лазерного диска колокольный звон. Я велел Настасию немедля убрать с колокольни бесовскую технику и ступать на задний двор замаливать грех.

Затем позвонил в мобило отцу Евлампию пожаловаться, но тот сказал что сам давно крутит колокольный звон через Сабвуфер и даже ведёт службы под фонограмму, когда не в голосе. Я поискал в словаре живаго великорусскаго языка Владимира Даля слово «Сабвуфер» и не нашёл. Покрутил в уме и так и эдак, и явилось мне прозрение, что сие –смесь слов «Сатана», «Вельзевул» и «Люцифер». Господи спаси и сохрани!

Перекрестившись и окропив святой водою компьютер и колокольню, я вновь позвал послушника Настасия и велел ему продолжать чинить нам Интернет.

Настасий прочёл визитку с нерусскими словами, воскликнул вслух: «как я сразу не догадался, что поп глаз нет!» и уселся за компьютер, не замечая моей укоризны. Отрок потрудился у компьютера дотемна, и всё сделал, после чего принёс мне бумагу с тремя депешами от отца Евлампия, в которых было: «тест», «тест» и «тест». Хоть бы слово Божье употребил. Чую я бесовщину за отцом Евлампием, но обосновать не могу.

Назавтра после обедни послушник Настасий стал делать домашнюю страницу нашей церкви – снимал со стен иконы и укладывал их в ящик, источающий мертвенный зелёный свет. Говорил, мол, сканирую. Я поискал такое слово в словаре живаго великорусскаго языка Владимира Даля и нашел только СКАНДОВАТЬ, СКАНЮЧИТЬ и СКАПУТИТЬ. Чую, что дело бесовское, но обосновать не могу.

Возился Настасий дотемна, но у него ничего не спорилось – сказал он, что новая беда с нашим Интернетом, и надо снова ехать в ихний «глазнет» разбираться. Всё утро он порывался ехать со мною, но я решил уберечь младую душу от греха и не брать отрока в бесовское место.

Уважаемый архимандрит Игнат! Воистину, нет слов описать, что произошло там! Вышел ко мне волосатый муж, представился админом Александром Недоспасовым и сказал, что начальник говорил ему обо мне и просил всяко оказать содействие. И я, говорит, лично всё улажу и покажу.

Повёл он меня в задние комнаты, где стояло множество компьютеров.

Подвёл к своему компьютеру и в оном я воочию увидел чёрта! Чёрт с рогами и вилами скакал по экрану! Истово перекрестившись, я спросил строго с админа Александра, что сие означает, но тот ответил туманно про «нормальный юниксовский скринсейвер». Хотя чёрта проворно убрал. А затем присел к компьютеру, набрал моё имя нерусскими буквами, поколдовал немного и заявил, наглец, что, дескать, не те у меня права! Я было возмутился такой наглостью, но админ Александр ответствовал что сейчас он мне немедля нужные права выпишет, опосля чего всё будет хорошо..

Сейчас, – сказал он, – я сделаю чмод. Не зная что такое «чмод», и опасаясь новой беды, я склонился над его плечом, чтоб видеть какие кнопки он нажимает. Господи спаси и сохрани, я ожидал всего, но не такого! Клянусь всем святым, мне не померещилось! Сей волосатый муж набрал моё имя и «chmod 666»…

Немедля проклял я ихний «глазнет» и весь бесовский Интернет! Я бежал оттуда быстрее ветра, и до сих пор молюсь, чтобы Бог ниспослал мне прощение за то, что видели мои глаза! Я запер послушника Настасия, велев ему поститься и молиться. А компьютер и все его бесовские штуки мы с Егором скинули в речку Чертановку под лёд. Держитесь Интернета подальше, архимандрит Игнат, ибо Сатана искушает нас!

ПОСТСКРИПТУМ: В словаре живаго великорусскаго языка Владимира Даля я искал слово «чмод», но нашёл лишь: ЧЛЕНЪ, ЧМАРИТЬ, ЧМОКАТЬ, ЧМУРКА, ЧМЫКАТЬ, ЧМЯКАТЬ, ЧО, ЧОПОРНЫЙ, ЧОРНЫЙ, ЧОРТЪ! Спаси и сохрани нас, Господи! Чую, что не за горами царствие Диавола на Земле! Чую, но обосновать не могу.

Искренне Ваш, отец Серафимий.