Интереснейшая книга «Сокровенный дневник Адриана Пласса 37 и ¾ лет от роду». Прочитал на одном дыхании. Такое ощущение что автор пишет про нас, и во многом вы узнаете себя)). Очень рекомендую! Читать или скачать

Некоторые выписки из книги))

Сегодня всё вышло из-за Эдвина Берлесфорда. Целых сорок пять минут про грех! Рекордное время, ровно девять фруктовых тянучек. Посередине проповеди я полез в карман, чтобы убедиться, что запасов хватит до конца, а он как закричит: «Похоть!» — и я от неожиданности уронил упаковку под стул. Тихонько нагнулся, чтобы её поднять, но выпрямиться уже не смог, потому что Дорина Кук тут же упёрлась ладонями мне в затылок и начала истово молиться, чтобы «наш отчаявшийся брат покинул тьму и обратился к свету».

А вдруг это Бог пытается внушить мне, что в субботу я просто должен остаться дома? Открыл наугад Библию, ткнул пальцем в страницу. «И псы лизали кровь его». Хм-м… Иногда я совершенно Его не понимаю…

Вечером у нас собралась наша домашняя группа. Слушали кассету Рика Уоррена. Пожилая миссис Тинн сказала, что ещё никогда не слышала, чтобы крики ворона были так похожи на человеческий голос, да ещё и с американским акцентом.

Проповедь про благовестие на шесть тянучек. Очень неплохая. Сразу захотелось пойти и кому-нибудь поблаговествовать. Мысленно унёсся в приятные мечтания о том, как я проповедую на улице, вокруг собирается огромная толпа, все каются со слезами на глазах и исцеляются от болезней, как только я к ним прикасаюсь. Во время следующей песни чуть не расплакался, представив себе, как я обращаюсь со словом спасения к миллионам заблудших и нуждающихся по всему миру.

Позднее задал вопрос о достоверности Библии Джеральду. — Ну, — отозвался он, — в этом отношении я всегда был согласен с мнением св. Боглаша Фланжского, который написал пятьдесят три тома увлекательнейших рассуждений об использовании апострофа в библейских Писаниях. Он скончался в 1371 году, когда один из томов его учёного труда свалился ему на голову, в то время как он стоял в молитве, преклонив колена…

Только что закончилась первая домашняя группа под моим руководством. Началось всё не слишком удачно. Помимо страшной усталости и этих жутких повязок на руках я заметил, что все члены моей группы претерпели какую-то странную метаморфозу. На прошлой неделе это были вполне милые, приятные в общении люди, которые вполне осознавали цели группы и принимали активное участие в их осуществлении. Сегодня же они вели себя как-то неадекватно, явились с опозданием (некоторые), не желали утихомириваться, когда пришло время начинать, и вообще реагировали на редкость вяло. Чуть не задушил Тинна, который совершенно не понимает, когда шутка становится не смешной. Он лично подходил к каждому входящему в комнату и приторным голосом пел: «Мы писали, мы писали, наши пальчики устали», с глупой УХМЫЛКОЙ показывая на мои бинты. Удивительно, почему я раньше не замечал, какие это упрямые, непослушные и недисциплинированные люди?

Группа началась как обычно, около восьми. Специально сел на полу возле двери, чтобы легче было улизнуть, если что. Началось всё с разговора об эвтаназиию. Старая глупая миссис Тинн повергла всех присутствующих в шок, (Эвтаназия (от греч. «ей» (хорошо) и «thanatos» (смерть)) — приближение смерти больного по его просьбе какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. Термин ввёл английский философ Ф. Бэкон.) когда сказала, что это просто замечательно, и она очень хотела бы, чтобы её внуки поняли, насколько это полезно и важно! Все ошарашенно замолчали, но через несколько секунд Энн вдруг захихикала и сказала: — Она, видимо, думает, что мы говорим о гимназии! Народ с облегчением перевёл дух — за исключением Ричарда Кука, который уже принял боевую стойку и явно был готов выпустить с бедра десяток цитат из Писания. Потом снова потянулась прежняя волынка.

Ну и ночка была! Такое впечатление, что Рэмбо, Рокки и Иван Драга всю ночь по очереди трясли нашу бед¬ную палатку! Около двух часов ночи я повернулся к Энн и прошептал: — По-моему, кто-то из нас должен выйти и проверить шнуры и колышки. — Совершенно с тобой согласна, — сказала Энн. — Кто-то из нас непременно должен. Да, один из нас и правда должен встать и сделать, как ты сказал. Из отделения, где спал Джеральд, раздался нарочитый храп. В конце концов, я поднялся и выполз в темноту, чтобы встретиться лицом к лицу с Рэмбо, Рокки и Иваном Драгой. Всё оказалось в порядке. Когда я вернулся, и Энн, и Джеральд крепко спали. Когда я тоже всё-таки уснул, мне один за другим приснились два кошмара. Сначала мне приснилось, что я умер, попал на небеса, и там всё оказалось точно так же, как на фестивале «Великий прорыв и чудеса возрастания на Божьей ниве». Проснулся в холодном поту. Во втором кошмаре мне приснилось, что я умер, попал в ад, и там всё оказалось точно так же, как на фестивале «Великий прорыв и чудеса возрастания на Божьей ниве». В ужасе проснулся и тут же начал устало собирать отсыревшую одежду, чтобы идти в прачечную